Почему расстаться трудно? Психолог — о созависимых отношениях

Почему расстаться трудно? Психолог — о созависимых отношениях

Что такое созависимые отношения
Созависимые отношения — это деструктивная форма взаимоотношений, в которых человек всесторонне вовлечен и полностью поглощен жизнью другого человека, чаще всего зависимого: от алкоголя, наркотиков, еды, игр, работы, азартных и компьютерных игр, опасных видов спорта, шопинга и тому подобного.

Участники созависимых отношений считают, что действия и поведение других людей всецело влияют на их жизнь и состояние, поэтому они полностью поглощены тем, чтобы контролировать свои и чужие действия, и таким образом регулировать собственное состояние.

Термин «созависимость» означает «совместная зависимость». Впервые он появился в медицине и психологии в конце 1970-х годов, когда ученые начали исследовать причины рецидивов у людей с химической зависимостью. Алкоголики и наркоманы, возвращаясь после терапии и реабилитации в семью, вновь начинали пить или употреблять наркотики. Изучение взаимоотношений между зависимым и близкими родственниками помогло выявить феномен созависимости как устойчивой системы установок, стимулов и реакций, поддерживающих употребление наркотиков и алкоголя.

Признаки созависимых отношений
Партнером может выступать муж/жена, родитель/ребенок, начальник/подчиненный/сотрудник — любой человек, с которым вы находитесь в тех или иных отношениях.

вы считаете, что ваш партнер виноват в том, что что-то не ладится в вашей жизни, так как…
если ваш партнер в плохом настроении или у него что-то не ладится, или вы думаете, что с ним что-то не так — вы не находите себе места, не можете ничем заниматься, поэтому…
вы обязаны что-то сделать, чтобы ему стало хорошо или у него все наладилось;
вы не обсуждаете с партнером открыто возникшие проблемы — вы обсуждаете его поведение с другими людьми, пытаясь понять его причины, чтобы найти способ устранить проблему, потому что…
вы боитесь расстроить, обидеть, разгневать партнера;
партнер может вас прямо или косвенно обвинять в том, что у него что-то идет не так, и вы с этим легко соглашаетесь;
вы считаете, что помощь, поддержку, внимание, любовь нужно заслужить хорошим поведением, и…
если вы не получаете от партнера должного внимания и помощи, то считаете, что вы недостаточно хороши и вам необходимо стать лучше.
Человека с созависимым поведением можно узнать по разговорам: его вовлеченность в жизнь других людей проявляется в бесконечном обсуждении других — супруга, коллег, друзей, соседей. Общение с такими людьми напоминает анекдот о лесорубах: «О чем говорят лесорубы? В лесу — о женщинах, с женщинам — о лесе». Дома они обсуждают с близкими начальника или сотрудников, на работе — родственников, жалуясь на их поведение. В контакте с таким человеком у собеседника возникает ощущение некоторой растерянности: непонятно, чего он сам хочет, каково ему в этой ситуации или рядом с вами. Такого человека хочется сразу спасти: дать ему совет, предложить помощь.

Как возникают созависимые отношения
На формирование склонности к созависимым отношениям влияют определенные условия воспитания, где родители или близкие родственники имели зависимость, психическое расстройство, демонстрировали насилие или использовали его как воспитательную меру в отношении ребенка. В таких семьях к чувствам, переживаниям, потребностям и желаниям ребенка не проявляли интерес, его мнение никого не интересовало. Ребенок редко слышал похвалу в свой адрес. Все, что он делал хорошо, воспринималось как норма, а за все, что не получалось, его ругали, наказывали, критиковали.

Молчание и отстраненность как способ наказания заставляли ребенка мучиться в неопределенности: он не мог понять, в чем его вина и как вернуть расположение родителей. В результате ребенок усваивал, что он несет ответственность за состояние и благополучие близких людей, а чтобы угодить им он должен обладать способностью догадаться, как это сделать.

В таких семьях нет прямого диалога. Там никто не говорит о себе, своих переживаниях, желаниях, не выражает просьб. Все общение построено на долженствовании, избегании проблем.

Так человек с детства усваивал, что:

он является причиной всего, что происходит с близкими людьми;
он во всем виноват, должен сам понять причину и найти способ все исправить;
спрашивать никого нельзя — это признак слабости, надо догадаться;
все, что с ним происходит, может негативно повлиять на других, быть высмеяно и обесценено, поэтому говорить о себе небезопасно;
для себя нельзя ничего хотеть — это проявление эгоизма;
в первую очередь важно позаботиться о других;
другие лучше знают, что хорошо для него, поэтому мнение других в приоритете.
Стойкое убеждение человека в том, что он должен прежде всего заботиться о других, исключает даже мысль о том, чтобы взять ответственность за свою жизнь в собственные руки и сделать что-то для себя. Забота о себе проявляется в ожидании того, что другие позаботятся о нем, если он это «заслужит». И вместо того, чтобы решать свои проблемы, он с неистовой силой включается в чужие, с робким ожиданием, что его все-таки заметят, оценят, окажут внимание ему и предложат помощь. Получается, как у Булгакова в «Мастере и Маргарите»: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!»

В таких отношениях границы между участниками стираются. Человек не различает, где он, а где другой. Любой отказ один воспринимает не как волю другого («Извини, то, что ты предлагаешь, мне не подходит»), а как то, что он недостаточно старался или недостаточно хорош — «не заслужил». И если он постарается, изменится, станет лучше, другой обязательно его заметит/полюбит/оценит/даст то, что он хочет. Поэтому ему сложно выйти из отношений. У него не возникает ощущения, что в отношениях ему плохо, потому что другой не идет навстречу: есть страх, стыд и вина за то, что он что-то не так делает. Чтобы любили, нужно заслужить любовь. И он будет упорно ее заслуживать, невзирая на желания и волю других.

Наш мозг ленив. Люди чаще строят близкие отношения с себе подобными, с теми, кто будет соответствовать их поведенческой модели. Люди, склонные к созависимости, не очень видят себя в отношениях, где им не надо ни о ком заботиться: «Зачем я нужен другому, если он справляется без меня?»

Как показывает практика, практически у всех участников созависимых отношений есть какая-либо зависимость (иногда не одна). Так, например, в семье отец пьет, жена пропадает на работе, а сын выбирает способ уходить от проблем в компьютерные игры. Муж пьет, у жены пищевая зависимость. Девушка рассказывает о своих отношениях с парнем, с которым они не могут расстаться, — в процессе выясняется, что он когда-то употреблял наркотики, а она лечилась от анорексии.

Созависимость и треугольник Карпмана
Взаимодействие между людьми в созависимых отношениях наглядно иллюстрирует психологическая модель под названием треугольник Карпмана (ее также называют «треугольник судьбы»). Эту схему впервые описал американский психолог, доктор медицины Стивен Карпман в 1968 году. Согласно Карпману, есть три типичных роли, которые участники созависимых отношений занимают относительно друг друга: жертва, преследователь, спасатель.

Играя одну из этих ролей, каждый участник удовлетворяет свои невысказанные, зачастую бессознательные потребности и желания тем способом, который для него наиболее привычен, — в этом состоит скрытая цель и мотив пребывания в таких отношениях. Однако в долгосрочной перспективе ни одному из «игроков» эта ситуация не принесет облегчения.

Сын-игроман будет все время недоволен матерью, которая не дает ему спокойно жить. Мать-работоголик будет все время упрекать мужа-алкоголика и сына-игромана, которые «сидят у нее на шее» и «ничего полезного в жизни не сделали». Отец-алкоголик будет жаловаться на жену, которая все время пилит их с сыном. В этом примере все члены семьи в той или иной степени переходят из одной роли в другую: спасатель — преследователь — жертва. Помогая сыну и мужу, жена на самом деле оказывает им медвежью услугу, не давая им сталкиваться с последствиями своего поведения, а критикуя их — создает напряжение, которое каждый из них снимает выбранным способом — через алкоголь или игры.

Человек, занимающий роль преследователя или спасателя, не осознает, что тем самым лишь поддерживает зависимость.Другой пример. Девушка вступает в отношения с женатым мужчиной, который жалуется ей на то, что жена испортила ему всю жизнь, и поэтому он очень несчастен. Она видит в нем подходящий объект для реализации роли спасателя: «Я буду лучше, чем его жена, я точно сделаю его счастливым». Мужчина выступает в роли жертвы, его жена — преследователь, а девушка считает себя спасателем. Мужчина, однако, не спешит уходить от жены, и девушка со временем примеряет на себя роль жертвы, упрекая его, что потратила на него годы, спасая его разрушенную жизнь. Их отношения могут длиться достаточно долго, мужчина так и не разведется, но и не разорвет отношений с девушкой. Его будут мучить чувство долга перед женой и чувство вины перед девушкой. Жена будет стараться вернуть мужа, девушка — удержать мужчину; все они будут оставаться в отношениях, не пытаясь что-то изменить.

Почему же все участники треугольника, оставаясь неудовлетворенными ситуацией, тем не менее из нее не выходят? Изначально все они обладают неуверенностью в себе, заниженной самооценкой, страхом одиночества, нуждаются в одобрении других. Через якобы заботу о более «уязвимом», «несамостоятельном» человеке они пытаются компенсировать собственные недостатки.

Психолог, соавтор трансакционного анализа Клод Штайнер сказал об этом так: «Жертва, на самом деле, не так беспомощна, как себя чувствует; Спасатель, на самом деле, не помогает, а Преследователь, на самом деле, не имеет обоснованных претензий».

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.