Почему мы влюбляемся в неподходящих мужчин

Почему мы влюбляемся в неподходящих мужчин

Наши мозги и тела приказывают нам совокупляться
Найти партнера и предаться любовным утехам заложено в нас так же, как искать воду, если мы испытываем жажду, или еду, если голодны. Это биологический инстинкт — выплескивать свою страсть. Это желание, которое мы не можем отключить – и контролировать его умеют тоже не все.

«С точки зрения эволюции это записано в наших ДНК, что быть в паре предпочтительней, чем в одиночестве, — говорит психотерапевт Хильда Берк. — Мы не смогли бы выживать, будучи одинокими мужчинами или женщинами в пещерах, вокруг которых бродят волки. Если вы были голодны, то пришлось бы добыть животное, снять с него шкуру, развести огонь и приготовить. Это слишком для одного. Размножение было важным, потому что, когда вы стареете, ваши дети сами выходят и охотятся».

Она говорит, что это заложено в наших инстинктах — жить в обществе, быть парой, объединяться и размножаться. «Индивидуализация и городская жизнь сформировались примерно двести лет назад или около того, — отмечает Берк, и это всего лишь один миг для эволюции. — Современные запасные варианты, такие как полуфабрикаты и дома престарелых, до того не существовали. Сейчас нам не нужно быть в паре, чтобы выжить или благоденствовать, но это идет против тысячелетий и тысячелетий, во время которых полагаться на брак было преимуществом».

Так что, очевидно, наше тело желает спариваться и создавать детей. Но чего вы можете не знать — мозг сговаривается с телом. И он очень хитер в том, как заставляет вас гоняться за партнером.

Расставание с любимым – как ломка у наркоманов

Ранние стадии романтической любви очень похожи на наркотическое опьянение. «Влюбленность, безусловно, похожа на зависимость, — говорит нейробиолог Алекс Корб. — На ранних стадиях отношений ваш мозг выделяет большие количества дофамина, который заставляет вас продолжать стремиться к своему возлюбленному, часто в ущерб другим целям в жизни. Ваше внимание и действия обусловлены получением новой дозы дофамина от этого романтического интереса, а если вы его не получаете, то чувствуете синдром отмены — дискомфорт, дисфорию, очень похожие на ломку от наркотиков».

Специалисты из Ратгерского университета также утверждают, что расставания обуславливают реакцию, невероятно сходную с наркотической абстиненцией. Сканирование мозга показывает сходство между романтическим отвержением и кокаиновой зависимостью.

В другой статье, названной «Сильная, страстная романтическая любовь: природная зависимость? Как ученые, которые исследуют любовные отношения и злоупотребление веществами, могут просветить друг друга» (и это еще сокращенный заголовок, ребята), говорится: «Мы полагаем, что романтическая любовь — это естественная (и часто положительная) зависимость, которая сформировалась у предков млекопитающих около четырех миллионов лет назад как механизм, способствующий выживанию, чтобы подтолкнуть гоминидов к образованию пар и репродукции». Говоря простыми словами, это зависимость, которая сформировалась, чтобы убедить людей трахаться, делать детишек и счастливо совместно растить их. Но это может превратиться в нечто негативное.

Хотеть не значит любить

Как с любой зависимостью, понятие «хотеть» отличается от «любить». Вы можете страстно желать чего-то, даже если оно вам больше не нравится. «Как в химической зависимости, «желание» романтического партнера отличается от «симпатии» к милому лицу и удовольствия от прекрасного взгляда», — говорится в вышеупомянутой статье.

«Когда любовь к кому-то или чему-то превращается в зависимость, неважно, к человеку или веществу, появляются интересные изменения в активности мозга, — говорит доктор Корб. — Мы выяснили по МРТ-снимкам, что, когда вы показываете людям, выпивающим от случая к случаю, изображения алкоголя, активируется прилежащее ядро, или регион удовольствия. Но когда вы показываете изображение алкоголя зависимому, алкоголику, активируется не центр удовольствия, а центр формирования привычки.

Вот как мы узнали, что зависимость переключается от чего-то, что приносит удовольствие, в нечто, что люди вынуждены делать. Неважно, получают они от этого удовольствие или нет. Изначально это приносило им удовольствие, но оно давно исчезло».

Это похоже на отношения, которые превращаются в зависимость: «Так происходит, когда человек, например, боится быть брошенным. Такие люди более склонны подсаживаться на человека, как на наркотик, в качестве замены этому ощущению пустоты».

Разбитое сердце – это не метафора. Оно и правда болит
Разбитое сердце буквально ранит, так же как болит сломанная лопатка — так говорят нейрофизиологи. В чем причина?

Еще на заре своего существования мы разработали биологический механизм в мозге, который нейробиологи теперь называют «системой привязанности». «Эмоциональные цепи, которые формировали нашу систему привязанности, развивались так, чтобы мешать нам оставаться в одиночестве, — говорит Амир Левир, нейробиолог, соавтор книги «Привязанность». — Один из способов вернуть нас в безопасность объятий нашего возлюбленного — создать чувство безошибочной боли, когда мы обнаруживаем себя в одиночестве. Исследования показали, что в нашем мозге активируются одни и те же участки, когда мы ломаем ногу и когда расстаемся с партнером».

В доисторические времена иметь партнера и быть рядом с ним было в прямом смысле вопросом жизни и смерти. Из-за этой унаследованной системы привязанностей наш мозг все еще страшится, когда мы не можем обнять партнера или наши дети ныряют в гигантский сухой бассейн и мы теряем их из виду.

Это приводит к «протестному поведению»: громкий плач, паника, зов снова и снова, попытки нырнуть самим в сухой бассейн, несмотря на почтенный возраст. Наш мозг хочет поддерживать контакт любой ценой.

И вот в чем подстава: мозг делает это, даже если человек, к которому мы «привязаны», больше не хочет быть с нами.

Если не хотите сильно привязаться, не занимайтесь сексом – или хотя бы не достигайте оргазма
Есть ключевая разница между мужчинами и женщинами во время оргазма — и именно поэтому женщины после секса сильнее привязываются эмоционально. У женщин высвобождается больше гормона связи окситоцина, и это означает, что мы можем воспринимать человека, с которым у нас только что был секс, как более заслуживающего доверия, более желанного, более подходящего нам, чем есть на самом деле. Это окситоцин во время посткоитального периода заставляет нас смотреть влюбленными глазами и желать большего, даже если человек, с которым мы только что переспали, совершеннейший пройдоха.

Женщина может думать, что испытывает высокое чувство, а это всего лишь биология. «Активное высвобождение окситоцина и более высокая чувствительность к нему означают, что женщины ощущают себя эмоционально ближе, чем мужчины, — говорит доктор Корб. — Так что после того, как отношения переходят в физическую стадию, часто возникает асимметрия, когда женщина привязывается быстрее, чем мужчина».

Как мозг заставляет нас увлекаться не теми людьми
Это происходит из-за ужасного психологического феномена под названием «непредсказуемость вознаграждения».Многочисленные исследования показывают: если животные знают, что они получат вознаграждение-еду каждый раз, когда нажмут на рычаг, то постепенно снижают активность. Но когда животное не может предсказать появление вознаграждения, оно становится более заинтересовано в том, чтобы его получить.

Вот почему недостижимые, ненадежные люди притягивают нас, как пламя — мотыльков. Это непредсказуемость вознаграждения заставляет нас гоняться за сомнительными типами. Мы хотим сильнее, потому что не уверены, что добьемся их.А в момент, когда обретаем уверенность, что будем вознаграждены, мы ложимся на пол клетки, заложив руки за голову, как томная крыса в солнцезащитных очках, нехотя нажимая рычаг нашими маленькими крысиными лапками.

Есть еще кое-что. В ужасающем социальном исследовании психологи обнаружили, что женщин больше всего привлекают мужчины, которые ведут себя с ними «непредсказуемо». Они их предпочитают мужчинам, которым эти женщины определенно нравятся, и тем, кто классифицируется как «средние».

В основном наша система вознаграждения мозга сияет, как рождественская елка, когда кто-то ненадежный связывается с нами. И она немного скучает, когда кто-то стабильный и надежный поступает так же.Мозг?! Прекрати это безобразие! Ты заставляешь нас увлекаться неправильными людьми.

Какую часть мозга слушать, когда надо принять решение
Мы склонны доверять советам своего мозга. Ведь это же суперкомпьютер в наших головах! Однако и такой ультрасложный комплекс нуждается в рулевом управлении точно так же, как ракета NASA требует вмешательства человека для того, чтобы достичь Марса. Мозгу нужна ваша помощь, если он собирается выйти из режима автопилота и сделать что-то другое, что нарушит предварительно созданную программу.

«В нашем мозге есть разные части, и многое зависит от того, какую именно часть вы слушаете, — говорит доктор Корб. —. Стриатум, или полосатое тело — это как «собачья» часть мозга. Учитывая его ориентацию на удовольствие и привычное, он делает то, что натренирован делать. Лимбическая система мозга — как ползунок или подросток и может выйти из себя, если ему не позволяют делать то, что он хочет. В то время как префронтальная кора — это взрослый.

Иногда прекрасно выпустить на свободу малыша или подростка, и вам нужно это делать время от времени для сбалансированной, счастливой жизни. Но в целом было бы мудро научиться слышать взрослого, то есть префронтальную кору, которая может вмешаться и сказать: «Скорее всего, это неверное решение», когда вы хотите выпить или расстаться с кем-то из-за каприза».

Чем больше мы что-то делаем, тем больше это становится закодированным в центре привычек мозга. И тем легче это становится делать.»Когда вы делаете что-то новое, это страшно и неудобно для мозга и вызывает волнение, — говорит доктор Корб. — Будь это что-то вроде перестать общаться с вашим бывшим, считать одиночество благословением или не мечтать об эмоционально неподходящих партнерах. Но вы можете использовать вашу префронтальную кору, чтобы научить ваш стриатум принимать лучшие решения».

Конечно же, мозг будет пытаться вернуться к старым способам ведения дел. Укоренившиеся нейронные пути — это путь наименьшего сопротивления. Вот почему мы склонны снова и снова повторять одни и те же ошибки.

Обучать мозг новым, более здоровым привычкам — совершенно то же самое, что и дрессировать собаку. Это утомительно и требует бесконечных повторений. Вам придется сказать «сидеть» тысячи раз до того, как это начнет работать. Но однажды собака (или ваш мозг) наконец-то подхватит программу.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.